Криминальный Даллас приветствует вас на своих просторах! Добро пожаловать в мир больших возможностей, сносящих крышу эмоций, впечатляющих перспектив, жестоких игр, убийств, насилия, похоти и разврата. Здесь разворачивается самое эпичное и яркое противостояние между двумя группировками и представителями закона. Здесь каждый получает шанс стать лучшим среди первых, но всего лишь один раз. Начавшееся противостояние не оставит в стороне никого. Присоединяйся и вкуси запретные плоды города грехов.

Магнус
Констанция
Николь
ДИлан
Сиб

Маркус
Селена
мистер энн
Эдвин
Джек

лучший пост - Констанция







Living End: We choose violence

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Living End: We choose violence » Флешбеки » paradise circus.


paradise circus.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

paradise circus
http://savepic.ru/11070457.gif http://savepic.ru/11073529.gif 
Dylan & Nikki Mathers. Даллас, съемная квартира Мэтерсов.   
- - - - - - - - - - - - -
Весна 2016 года. Раннее утро вторника. Они проснулись слишком рано для выхода на работу, а значит в их распоряжении пара часов чтобы взбодриться и провести время наедине. Если только одно "НО" не постучит в дверь...

+2

2

В полудреме различаю голоса внизу, надежно спрятанные от моего глаза, но не от ушей. Здешний народ, казалось, никогда не спит. Даже ночью здесь всегда стоит общий гогот из самых разных теноров и баритонов, а значит на слух вам не определить даже приблизительно какое сейчас время дня, утра или вечера. Мои глаза еще закрыты, и я цепляюсь за последнюю надежду снова провалиться в сон. И если мозг был со мной заодно, то остальные органы чувств были исключительно против. Во рту жуткий сушняк, а какой запах и представить страшно. Пробую послать хоть какой-то импульс в конечности, те в ответ отзываются стоном застойных мышц. Ну еще бы, голова лежит на уже порядком ватной правой руке, на левой уютно пристроилась Никс. И судя по такой же ватности, мы так и уснули. Ноздри втягивают аромат её шампуня, вперемешку с запахом травки, которую мы скурили вчера. С каждым новым вдохом в мозг проникает все больше запахов, а щеку щекочет не то моя челка, не то волосы моего ангела, запутавшиеся в недельной щетине. Улыбаюсь, все так же не открывая глаз. Организм почти полностью пробудился, но что-то подсказывало мне, что отдать свои глазные яблоки на растерзание солнцу не стоит, если не хочу чтобы эти мгновения тишины и нирваны не кончились резкой головной болью и стоном. Мочевой пузырь настойчиво просился в уборную, но мышцы, отвечавшие за опорожнение организма были готовы канаты рвать, но только не предоставить шанса без эксцессов  сходить и облегчить страдания органа малого таза. Решаем проблемы по мере их поступления.
Освободив одну руку и выпустив тем самым гору мурашек, приподнимаюсь на локте, стараясь не разбудить Никки. Белые как снег волосы спутались вокруг шеи, несколько прядей выбились и лежали на лбу и щеке. В эти моменты я любил её еще сильнее. Она казалась мне совсем беззащитной и нежной. Да, я прекрасно знал что при желании и отсутствии настроения это хрупкое создание может обматерить меня с ног до головы и добавить пинка для ускорения, но сейчас... Сейчас это была моя сестренка, которую я помню еще с детства, когда она перебиралась ко мне в кровать, когда ей снились кошмары или когда ей было плохо. Когда нам просто было интересно мечтать, задрав ноги к потолку. Тогда мы еще и подумать не могли, что все сложится так, как есть сейчас. Но что сделано то сделано, а любить её я стал намного больше, плохо оно или очень плохо. К черту хреновые мысли, они портят настроение и мешают жить. Когда нибудь мы найдем в себе силы и все изменится, а пока. Наклоняюсь к лицу Николь, чтобы коснуться высохшими от жуткой жажды губами, её лба ближе к виску. Провожу кончиком носа по её щеке вверх и вниз. В такие моменты во мне всегда просыпается нежность.
Сажусь в кровати, вытягивая руки к потолку, попутно похрустывая косточками в пальцах. Шея затекла из-за неудобной позы и теперь ныла, отзываясь таким же хрустом на каждое движение, что и пальцы. Мой взгляд упирается на тумбочку возле кровати, а точнее то, что на ней осталось. Пепельница была полна окурков, наверняка нам за это еще выдадут люлей хозяина квартиры, ибо это был первый их завет: не курить в квартире, но сейчас мои зрачки упирались в еще целую самокрутку на краю стеклянной посудины. Есть же Бог на свете, усмехнулся собственным мыслям. Запустив пальцы одной руки в свисавшие со лба кудри, потому что ни черта не видно, второй держу косяк, попутно шаря по столу в поисках зажигалки. Мгновение. Щелчок, искра, глубокий вдох. Задерживаю дыхание на этом вдохе и откидываю голову назад, как будто это поможет доставить клубы дыма непосредственно в мозг. Это, черт бы его побрал, самое сказочное утро за последние два года.

+1

3

Доброе утро Никки. Навязчиво толдычит мое сознание, в то время как я спокойно лежу в собственной кровати, удобно устроив свою голову на руке брата, используя ее в качестве подушки. Чуть поворачиваю голову, устраиваясь поудобнее и пытаясь опять провалиться в глубокий сон, чтобы не слышать голоса доносящиеся, откуда – то из вне. Сегодня ранняя культурная программа точно не для меня, я слишком устала и измоталась за последние пару дней, чтобы терять хотя бы двадцать минут этого прекрасного забвения. Но не успела я об этом подумать, как рядом зашевелился Дин. И хоть он и пытался шевелиться максимально аккуратно, получалось у него не очень, и рука которая выскользнула из под моей головы, окончательно перебила весь сон. Легкий поцелуй касается моего виска и я чувствую как брат проводит носом по моей щеке. Улыбаюсь сквозь сон и бормочу  что – то сонное стараясь не просыпаться и повыше натягивая одеяло, словно пытаясь спрятаться под ним с головой, но кажется поздно. Голоса становятся громче, а желание спать практически испаряется. На секундочку в комнате повисает тишина и я слышу щелчок зажигалки, а следом за ним по комнате расползается хорошо знакомый запах травки. Я лениво переворачиваюсь на спину и ребрами ладоней протираю глаза. - Дин. Сквозь полудрему зову брата и наконец, открываю глаза, усаживаясь на кровати и отчаянно зевая.
Если бы домовые существовали, то они точно выглядели бы как Дин по утрам. Лохматые, немного потерянные в пространстве, словно заспанные и чертовски милые. - Доброе утро. Произношу это одновременно с тем как выбираюсь из своего укрытия в виде одеяла и сажусь за спиной брата. Подаюсь вперед, положив ладони ему на плечи и едва заметно надавливая на кожу подушечками пальцев. Губами касаюсь кожи между лопаток, поцелуями аккуратно поднимаясь вверх к шее, при этом довольно улыбаясь самой себе. Обвиваю его шею руками перекладывая свой вес на его спину, целую в самый край скулы, а потом, слегка прикусывая ее, сама не зная для чего,  простое озорство.- Гораздо лучше чем вчера. Удивленно хмыкаю, когда понимаю, что вчера мы умудрились оставить один косяк не раскуренным. Протягиваю руку и забираю из его пальцев косяк, поднося его к губам и затягиваясь. - Если бы каждое утро было таким – мир стал бы лучше. Сделав еще одну тягу и вернув косяк брату, я поднимаюсь на ноги, сладко потягиваясь и сойдя с кровати, направляюсь в сторону ванной. Ухватившись за края футболки  Дина, в которой я вчера уснула собираюсь привычным движением стянуть ее с себя и направиться в душ, но не успеваю, из коридора раздается дверной звонок. – Ждешь кого – то? Оборачиваюсь на Дина, но тот судя по всему сам был не в курсе, кому могло что – то от нас понадобиться в такую рань. Почему – то на душе сразу становится как – то не спокойно, но я отгоняю  от себя эти мысли и подбираю с пола шорты, которые непонятно как тут оказались и натягиваю их на себя.  – Я посмотрю кто там. С этими словами я застегиваю пуговицу на шортах и подойдя к брату затягиваюсь травой еще раз прямо из  его рук, касаюсь его губ своими оставляя на них легкий поцелуй и скрываюсь за дверью одновременно пытаясь угадать кого – же принесло в такую рань. Звонок становится настойчивее, кажется человек за дверью просто вдавил кнопку пальцем и не собирался это прекращать до того момента, пока не разбудит весь дом. – Минуту! Я открываю дверь и на моем лице моментально появляется какое – то удивленное выражение. На пороге стоял мужчина в костюме и держал за руку маленькую чернокожую девчушку.  – Доброе утро, Дилан Метерс здесь проживает? Я могу с ним поговорить? Он сверяется со своими бумагами, а я несколько ошарашенно делаю шаг назад  пропуская эту странную парочку в квартиру и киваю головой. – Дин, тут к тебе! Зову брата и складываю руки на груди ожидая как можно скорее получить ответ на свой немой вопрос, по какому поводу тут этот мужчина с ребенком.

Отредактировано Nikki Mathers (2016-08-23 08:45:32)

+1

4

Похоже мое пробуждение не осталось не замеченным. Сидя на краю кровати, прикрывая самые интересные места одеялом, щурюсь и выпускаю кольцо белого дыма, впрочем, возвращая его обратно в легкие с той же легкостью. Дым высушивает нёбо, обжигает горло и только через секунды распространяется ниже, оставляя приятный жар в груди и заставляя почувствовать легкое головокружение. - Доброе утро, - на мои плечи аккуратно ложатся её ладони, а губы проходят вдоль позвоночника, заставляя меня сжаться. Мурашки пробегают по всей коже, оставляя после себя гусиную кожу и приподнятые волоски по всему моего телу. Вкупе с косяком, непередаваемые ощущения, поверьте. Мышцы, те самые, что ниже пояса тоже незамедлительно отреагировали на такие ласки с самого утра, но прежде чем я успел опомниться, Никс укусила меня в скулу и отобрала раскуренную самокрутку. - Если бы каждое утро начиналось с того, что ты хитрая задница отбирала у меня косяк, то я на такое не согласен. - Улыбаюсь, возвращая папиросу и провожая взглядом сестру. Плавные линии её тела всегда восхищали не только меня, уж что-что, а поклонников у неё хватало с лихвой. Устанешь отбиваться от каждого назойливого кавалера, впрочем, некоторым из них я давал шанс, а куда они девались потом я не спрашивал, знал, что рано или поздно расскажет сама. Наблюдаю за стройным силуэтом, прищурив один глаз, оценивая свои шансы. Нет уж, я тоже хочу в душ. Предвкушение от задуманного разлетается вдребезги под музыкальное сопровождение дверного звонка. От неожиданности столь ранних визитов я поперхнулся на вдохе, и только потом догадался потянуться за телефоном, чтобы хотя бы знать сколько же сейчас времени. Экран мобильного выдавал начало девятого. -Жду, но не так рано. Моя основная работа, которая приносила нам прибыль гораздо существеннее, чем пока могла дать студия всегда была со мной, пусть это и было не так безопасно. Постоянные клиенты, они же люди, которым я доверял, знали где меня найти в любое время. Даю еще раз затянуться Никс, пока та не убежала в коридор. Последний глубокий вдох и заботливо тушу сигарету о край стеклянной не то вазы, не то тарелки, служившей нам пепельницей с самого первого дня пребывания в этих апартаментах.
– Дин, тут к тебе! - Голос из коридора показался каким-то испуганным. Кинув взгляд по сторонам комнаты в поисках хоть какой-либо одежды, не нахожу ничего более подходящего чем старые джинсы. И только втиснув в них свою костлявую пятую точку, нахожу среди месива из одеяла и простыни, трусы. - Да бля... Но повторять процедуру было уже некогда. Чуть не навернувшись на повороте, выхожу в коридор, держась одной рукой за стену, чтобы не потерять равновесие. Голова все еще кружилась и резкие скачки по комнате явно не пошли ей на пользу. Что за траву мне подкинули эти bloods? На пороге квартиры стоял какой-то непонятный тип в строгом костюме держа за руку... - Папа! Нет, мне это не снится. Ава, вырывая свою маленькую ручку из ладоней мужчины, несется ко мне и практически запрыгивает на руки. - Бэмби, ты что здесь делаешь?! Поднимаю её повыше, чтобы быть с дочерью лицом к лицу. Заправляю выбившиеся кудряшки за ухо и только сейчас вижу, что она напугана и расстроена - Эй, ты как? Все хорошо? - быстро окинув взглядом своего ребенка на предмет увечий, поворачиваюсь к незнакомцу в дверях, - Мне казалось наша следующая встреча должна произойти только через неделю, разве нет? Я совсем перестал понимать что происходит, а глаза метались от лица дочери к её провожатому и обратно. На Никки я вообще боялся смотреть. Лучшее в мире утро буквально только что накрылось сосудом кухонно-стирального назначения, изготовленного из меди.

+1

5

Я абсолютно не понимала, что сейчас происходило в этой квартире. Но женская интуиция, где - то внутри грудной клетки кричала о том, что происходит, что - то такое, что абсолютно меня не обрадует, и от этого становилось отвратительно тошно. Ведь интуиция редко когда меня подводила. Я слышу торопливые шаги со стороны нашей комнаты, видимо брат и сам был крайне заинтересован утренним посетителем. Я успела перебрать в голове два миллиона вариантов того, что же произошло и во что умудрился вляпаться брат, что на пороге нашей квартиры появился мужчина столь официального вида. Он точно не был похож на кого - то из постоянной клиентуры Дилана, которые иногда наведовались в нашу обитель. Да и ребенок, с которым пришел этот человек, тоже не давал поводов думать о том, что он любитель психотропных препаратов или же любитель курнуть перед сном. Что - то здесь не так. Через несколько мгновений из коридора показывается Дин, который сразу же обращает свой взгляд на утренних визитеров, а мне не остается ничего, кроме как наблюдать за развитием событий. Которые кстати не заставили себя ждать даже единой секунды. Стоило брату появится в коридоре как комнату тут же пронзил детский голос - Папа! ЧТО? Кажется внутри меня, что - то оборвалось и гулко ухнуло вниз. Ребенок вырывает свою ручонку из ладони мужчины и уже через секунду оказывается на руках Дилана, который сразу же начинает внимательно оглядывать ее, и что - то говорить. Что именно, я уже не слышала. В голове звучал только шум моей собственной крови, который словно поглотил все остальные звуки в радиусе километра, а сверх этого звучало лишь короткое "папа", которое выдала эта незнакомая мне девочка при виде моего любимого... брата.
Я не знаю сколько времени я простояла в этом ступоре, минуту, две, а может все десять. Я просто не могла заставить себя оторвать остекленевший взгляд от Дина и девочки, которая сидела у него на руках. Только сейчас, я действительно вгляделась в ее лицо. Придирчивый взгляд сразу же обнаружил просто невероятные сходства с таким любимым мною лицом. Вдумчивые глаза с маленькими бесятами, еле заметная улыбка, которая словно преследовала Дина всю жизнь и никогда не уходила с лица. Я замечаю, что Дилан старательно избегает столкновения наших взглядов, что заставляет меня на секунду буквально возненавидеть его. Ошибки быть не может, на руках брата сейчас действительно сидела его дочь, моя племянница, на вскидку ей было четыре, может быть пять, но я о ней ничего не знала, никогда не слышала, и даже представить себе не могла, что она вообще существует.  Ноги становятся ватными, на секунду у меня возникло ощущение словно я наблюдаю за всем этим со стороны, и все, что происходит не более чем дурацкий сон. Как же я ошибалась. Сознание возвращается в голову так же быстро как и покинуло его. Я слышу последние слова, которые произносит брат, уже своим серьезным голосом, обращая вопрос о встрече спутнику девочки. Здравый смысл говорит мне о том, что все, о чем пойдет дальнейший разговор не предназначен для детских ушей. Делаю глубокий вдох за которым следует выдох и на ватных ногах подхожу к брату и мужчине. Молча протягиваю руки и забираю из рук Дилана девочку. - Пойдем я включу тебе мультики. Папе надо поговорить. В этот момент я оказываюсь спиной к незнакомому мужчине и как раз в тот момент, когда произношу заветное "папе", поднимаю голову и сталкиваюсь взглядом с братом. Всего секунда и развернувшись я уношу ребенка в сторону гостиной. - Как тебя зовут? Девочка застенчиво отвечает и усевшись на диван бросает беглые взгляды в сторону брата. - Он скоро освободится. Произношу я, как - то отстранено и включив какой - то детский канал беру со столика вазочку с какими - то печеньями и конфетами. - Перекуси. Поставив сладости рядом с ребенком я возвращаюсь в холл и облокотившись на дверной косяк наблюдая за тем как брат жмет руку незнакомцу и захлопывает за ним дверь. С каждой секундой осознание происходящего становилось все четче и глаза сами, против моей воли стали наполняться слезами. Вдох, выдох, плакать не в моих правилах.

+1

6

В моей голове совершенно не хотела укладываться мысль, что Ава сейчас здесь, со мной, и что все это не какая-то дурацкая шутка. А что еще круче, как теперь рассказать об этом сестре. Вот уж сюрприз. И почему её привели сейчас, тем более сюда. В голове была настоящая каша из самых разных мыслей. Вот уж точно паническая атака, ожидающая импровизаций. Ладно, все по порядку, и начать следует с меньших зол. Глазами вцепляюсь в провожатого дочери, не произнося вопросов, но их точно можно было прочитать в моем взгляде. Мужчина жался возле входной двери, не решаясь войти, а впрочем его никто и не приглашал. В этом нелепом молчании инициативу перехватила Никки, забрав девчушку у меня из рук. На мгновение я сжал конечности, по инерции, боясь что моего Бэмби опять хотят у меня отнять, но столкнувшись взглядом с разъяренной женщиной, коей сейчас была моя младшая сестренка, моментально ослабил хватку. Да, разнос меня ожидает не слабый и по всем фронтам. На какое-то мгновение теряюсь в пространстве собственной головы, провожая дорогих мне девчонок взглядом. Никогда я еще не видел Никс такой собранной рядом с детьми, или просто не замечал раньше?
-У меня плохие новости мистер Мэтерс, - голос мужчины вернул меня к реальности. Что такого могла натворить Ви? С тех пор как у нас появилась Ава она стала ниже травы и тише воды. Да чего уж там, когда мы познакомились с Вивьен она была той еще штучкой, оторви и выбрось. Именно с ней у меня были самые долгие отношения с момента, как мы сюда переехали. Но это было тогда, теперь то я знаю её другой. Теперь это заботливая мать, которая даже улицу с односторонним движением переходила только тогда, когда посмотрит в обе стороны дороги. Нет, её явно не собирались лишать материнских прав, иначе я бы уже знал об этом. Мы не виделись на вечеринках, но тем не менее в нашем окружении еще остались ребята, которые помнят о нас. - Мисс Хауэлл попала в больницу пару дней назад, - Было видно как трудно ему произносить слова, и еще сложнее подобрать их. Он продолжал что-то говорить, его рот двигался, а на лбу выступила испарина. Но я плохо слушал, мне уже было ясно, что до меня хотят донести, но какие-то звуки все равно долетели до моего сознания. -Открытая черепно-мозговая травма, она скончалась не приходя в сознание. Мои соболезнования.- Словно врезали по затылку чем-то громоздким и очень тяжелым, и я снова нашел опору в виде стены в коридоре. -На данный момент вы единственный опекун девочки, но если хотите... - Я не дал ему договорить, -Нет, не хочу. Она останется здесь, со мной. -Ко мне вернулась ясность мысли, вопрос надолго ли. - Тогда я жду вас через неделю у себя, чтобы подписать все необходимые бумаги, - Он дал мне визитку, -Если передумаете, позвоните.- Он протянул мне руку, и скорее по инерции, чем пытаясь соблюсти нормы приличия, я протянул свою. Дверь снова хлопнула, выпуская мужчину, а я остался стоять, опершись в эту чертову стену, закусывая губу и пытаясь переварить услышанное. Поднимаю глаза и вижу перед собой Николь. Бледную как мрамор, и если бы я плохо её знал, то не увидел бы как она пытается восстановить сбитое дыхание, чтобы не заплакать. Но что я мог сейчас? Сказать прости и развести руками? Я хотел ей рассказать и давно, только не знал как подготовить её к этому, да и хотел ли говорить? Видя сестру такой мне еще больше захотелось провалиться сквозь землю, но всё, на что меня хватило это молча протянуть к ней руки, не сильно надеясь, что она ответит взаимностью. - Никс, прости, я хотел рассказать.

+1

7

У меня есть несколько мгновений, чтобы посмотреть на брата, который облокотившись на стену, как - то нервно закусывает нижнюю губу  и потерянным, расфокусированным взглядом смотрит на входную дверь. Мне не нужно было задавать лишних вопросов, для того, чтобы понять, что он сейчас услышал от этого мужчины. Можно сказать, что это женская интуиция, на подсознательном уровне подсказывала, что внебрачных детей приводят к папам выходного дня, коим судя по всему являлся мой брат, не просто так. Скорее всего, с мамой Авы, что - то случилось, и судя по выражению лица Дилана, это, что - то, уже никак нельзя было исправить. Видимо собравшись с мыслями он поднимает на меня глаза и в моей груди все сжимается еще сильнее. Я закрываю дверь, которая вела в гостиную, чтобы уберечь ребенка от хотя бы маломальского участия во взрослых разговорах. Он протягивает ко мне руки и что - то говорит, а у меня даже нет желания отвечать. Я лишь слегка качаю головой из стороны в сторону, словно показывая ему все свое разочарование. Разочарование в нем, в ситуации, в его лжи. Почему - то мне казалось, что мы всегда были предельно честны перед другом. Да о чем там говорить, мы даже отлично знали о любовниках друг - друга, которые появлялись в те моменты, когда мы пытались стать нормальными людьми и наладить свою личную жизнь. Пусть зачастую, это заканчивалось скандалами, но мы знали. Мне не хочется скандалить, не хочется выяснять отношения, эта странная, нагнетающая пустота внутри словно убивала все живое внутри меня. Я делаю глубокий вдох и чуть поежившись, приближаюсь к брату. - Хотел, но не рассказал... Вторю ему, констатируя этот факт сдавленным голосом.
Оказавшись практически вплотную к нему, я поднимаю голову вверх внимательно вглядываясь в его лицо, словно пытаясь прочитать в нем, что - то, что он не сказал и возможно никогда не скажет. - Сколько ей Дин? Четыре? Пять? Я не была сильна в определении детских возрастов, но кажется на этот раз не промахнулась. - Пять, чертовых лет, ты скрывал, что у тебя есть дочь. Дочь! У тебя есть ребенок, о котором я ничего не знала. Перевожу дыхание, все так же не сводя взгляда с его лица. - Да у тебя считай была своя семья. Я знала о его похождениях, знала про то, что время от времени в его жизни появляются другие девушки. Ревновала, устраивала сцены, но почему - то всегда знала, что это ненадолго, пара - тройка недель это максимум, который мы могли протянуть друг без друга, и он снова будет только моим. А теперь в голову без устали лезли мысли о том, что последние несколько лет, мне всегда приходилось делить его с кем - то еще. Девушка, дочь. В голове перемешивается абсолютно все, слишком много эмоций и новостей для одного утра, которое изначально обещало быть очень приятным. Внутри меня словно взорвался воздушный шарик, полный злобы и обиды на брата. Ладошки непроизвольно сжались в кулаки и я не в силах сопротивляться собственным эмоциям градом обрушиваю удары на грудь и плечи, выплескивая все, словно от этого стало бы хоть немного легче. - Ненавижу тебя! И дело было не в ребенке, нет, девочка была не в чем не виновата и я была не в праве винить брата за ее появление на свет. Но вот за обман, за то, что он несколько лет "пытался и хотел" рассказать мне эту новость, но так и не сделал этого, именно за это я винила его, и кажется буквально начинала ненавидеть, хоть и знала, что скорее всего удержать себя в этом состоянии надолго, все равно не получится. Излишняя эмоциональность всегда была моей слабой стороной, именно поэтому слезы непроизвольно потекли по моим щекам.

+1

8

И именно в этот момент я пожалел, что сам не отдал концы вместо Вивьен от черепно-мозговой травмы, как бы паршиво и мерзко оно не прозвучало. Но факт есть факт, и все таки эта мысль пришла мне в голову, и что гораздо интереснее, в моей голове живо нарисовался образ знакомого мне тела, бледного и приказавшего долго жить. А рядом Никс, Ава... Родители в эту панихиду почему-то не входили. И как только  представил себе все это в красках, то тут же почувствовал укол стыда. Я не могу себя назвать честным или праведным, но это знаю только я, и мне всегда хотелось думать, что такой урод среди моего окружения всего один и он часто смотрит на меня из всех зеркальных поверхностей. Мозги превратились в кисель. Накуренный, огорошенный утренними новостями и стоявший теперь перед самым близким человеком как перед судом. Хотелось схватиться за голову и орать что есть духу в пустоту, жаль только проблему это не решит. Отнюдь, скорее напугает девчонок еще больше.
Но неприятности остались. И более того, одна из них сейчас была со мной наедине, аккуратно прикрыв двери за которыми сидела моя дочь, увлеченно всматриваясь в картинки на экране телевизора. - Ей еще нет пяти, - Я сам не понял почему мне стало необходимо вставить слово, тем более на вопрос, который не требовал моего комментария, но раз уж начал, - Буквально через пару месяцев. - Не могу смотреть ей в глаза, хоть стреляй. Страх вперемешку со стыдом, прямо как в детстве. - Да у тебя считай была своя семья - Что это? Злость или просто издевается? В голосе Николь было столько яда, что будь он более материален, наверняка моя мимолетная мечта с охладевшим телом воплотилась бы в реальность. Но все это было заслужено, потому что у меня и правда была семья, пускай и не так долго как мне бы того хотелось. Не неделю, и даже не месяц я был счастлив за пределами нашей квартиры и не в тандеме с сестрой. Если честно, я до последнего не верил, что так бывает и вообще возможно. Было тяжело разрываться между ними, но радовало то, что меня ждали в обоих пунктах назначения, и встречали одинаково тепло. Как тут было устоять? Мне было настолько хорошо без младшей Мэтерс, сколько и плохо. Почему не сказал раньше, ведь вся эта чушь с любовью между мной и Ви кончилась практически сразу после того, как наша дочь ладошками пыталась прихлопнуть свой праздничный торт на котором красовались две разноцветные свечки из маркета где я когда-то убивал кроссовки? Потому что даже не представлял как это будет выглядеть. Никс, милая, я тут нашел девушку и даже влюблен в неё. И да, у нас с ней есть ребенок, ты рада, правда? Поздравляю, ты стала тётей! Боюсь, что договорить бы я не смог, по причине восьми пуль в башке и эстетично размаханных мозгах по ближайшему препятствию. Вот и теперь, объяснений роилась тьма, но больше половины из них вранье, а те, что были правдой не сходили с моего языка. Скажи же хоть что-нибудь, наори, обматери, только не молчи! Не знаю, было ли это ответом на мои молчаливые мольбы, или же какая-то связь, которая поговаривают, существует между близнецами, но то, что произошло в следующее мгновение я точно не ожидал. Только что она стояла передо мной, готовая расплакаться и просто упасть, и уже через мгновение полетела на меня с кулаками. Вот так просто, даже не целясь, нарочно пытаясь выместить всю злость и ударить куда побольнее. Первый удар прилетел в грудь и я почти поперхнулся воздухом от неожиданности. - Тихо, тихо, тс-с-с... - Проявив реакцию и пользуясь физическим превосходством, обвиваю руками сотрясающееся тело младшей сестры, - Прости меня, пожалуйста, - Почти шепчу, зарываясь в её растрепанные волосы носом, - Я очень хреново поступил, знаю, - Горло пересыхает и голос становится еще тише, и я все так же стараюсь удержать Никс в своих объятиях. Жмурюсь, целую её в макушку, висок и лоб, стараясь успокоить, но у неё же не осталось сил для того, чтобы избивать меня, только дать себя скрутить и плакать. Я не видел этих слёз, но чувствовал что-то мокрое на своих ключицах. - Я не мог сказать тебе раньше. И вряд ли бы рассказал позже.

0

9

Сознание отключилось. Все, что я могла сейчас, это стараться ударить его как можно сильнее. Просто, чтобы он смог почувствовать такую же боль как и я, пусть не моральную, хотя бы физическую. Я знаю, что мои удары для него, как для мертвого припарка, и даже если я захочу этого больше всего на свете, то не смогу причинить ему сильную физическую боль, во всяком случае до того момента, пока в моих руках не окажется какой - то весомый аргумент. Кажется в этот момент я закрыла глаза, поскольку я даже не заметила, как он отмер из своего ступора и хотя бы зашевелился. Я только почувствовала, как мои движения сковываются и мне становится неудобно наносить новые удары. Чувствую как он с силой обхватывает меня, пользуясь своим физическим превосходством и притягивает к себе, лишая всякой возможности снова ударить его. Оказавшись скованной в его объятиях я все еще делаю попытки побороть набирающую обороты истерику и вырваться из его рук, отчаянно дергаясь и вырываясь. - Отпусти меня... Сквозь тихие, сдавленные рыдания произношу я, все еще пытаясь оттолкнуть его, в тот момент, когда он, что - то произносит и прижав меня непозволительно близко к своему телу и уткнувшись носом в мою макушку, зарывается лицом в моих спутанных волосах. Он просит простить его, а я лишь отрицательно мотаюголовой, слово опять пытаясь что - то ему доказать и в тоже время проклинаю себя, за то, что имеешь перед ним какую - то необъяснимую слабость. Словно у него была фора и буквально неисчерпаемый запас прощения, который я подарила ему еще в тот момент, когда поняла, что бесповоротно влюбилась в собственного брата близнеца. Мне хочется ответить ему, но все, на, что меня хватает, так это на то, чтобы беззвучно рыдать, уткнувшись лицом куда - то ему в грудь, и пальцами с силой вцепиться в его кожу, где - то в районе лопаток.
Я буквально ощущаю как все его тело напряжено, кажется он и сам понимал, что произошло, и теперь понятия не имел, как выбираться из этой ситуации, но все равно держал меня рядом, как будто знал, что стоит ему расцепить свои руки, то я сразу же уйду. Он целует мое лицо, точнее те уголки кожи, до которых способен достать, поскольку я старательно прячу лицо, чтобы он не видел меня такой, заплаканной, запутанной, растерянной и пустой. Хотя кажется когда - то давно мы это уже проходили. - Мог Дин, мог. Отвечаю  чуть качнув головой из стороны в сторону, не отрывая лица от его груди. - Ты всегда мог мне все рассказать. Я не могла сказать ему, что если бы он все рассказал, то я восприняла бы это адекватно и у нас бы не было скандала и разбора полетов. Скорее даже наоборот, я уверенна, что как раз это все обязательно было бы. Но не смотря на это, я смогла бы принять и понять все, не сразу, спустя время. Как только первая злость отпустила бы, я смогла бы разобраться в себе, подвести итоги, поставить точку, смириться и отпустить брата. Пусть мы старались не говорить об этом вслух, но я точно знала, что мы оба постоянно думаем об этом. Думаем о том, кто из нас первый сможет оставить второго и уйти, с минимальным шансом уповая на то, что смогли бы стать нормальными братом и сестрой, видеться на семейных праздниках и иногда заглядывать в гости или звонить, чтобы просто узнать как дела. Я делаю глубокий вдох и наконец - то поднимаю свое лицо на него. Так много слов просилось наружу, но все они вставали комом в горле, словно какая - то невидимая преграда, не давала мне выпустить их. - Ты бы все равно не смог скрывать ее от меня всю жизнь. Я не уверенна, что обращалась именно к нему, возможно это было, что - то сродни разговора с собой или простой констатации факта. Активная злость, куда - то улетучилась, оставив вместо себя пустоты, разочарование, и какую - то бессильную ярость, которая горела где - то внутри, но не требовала выхода, словно нашла там свое пристанище. - Ну как же так? Как? Ты столько лет врал. Отрицательно качаю головой, словно до сих пор не могу поверить в происходящее. - Дин, да у тебя был шанс жить нормальной жизнью, стать мужем, папой, всем для них. Но ты предпочел обманывать и их, и меня. Что с тобой происходит? О чем ты вообще думал? Тон слишком сухой и тихий, я даже не кричу, боясь потревожить и напугать ребенка. Так много вопросов и так мало ответов, я отвожу взгляд от его лица, снова утыкаясь ему в грудь, стараясь не разрыдаться еще сильнее.

Отредактировано Nikki Mathers (2016-09-01 04:55:18)

+1


Вы здесь » Living End: We choose violence » Флешбеки » paradise circus.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC